на главную

на главную

История

главная история о нас новости фотоальбом обратная связь
Чернобыль, 1986 г.



"Ни одно событие после Второй мировой войны не сказалось на судьбах стольких людей в Европе, как взрыв 4-го реактора Чернобыльской АЭС". "Таймс", апрель 1987 года


26 апреля 1986 года в 1 час 24 минуты на 4-ом энергоблоке Чернобыльской АЭС раздались последовательно два взрыва, которые возвестили весь мир о свершившейся трагедии уходящего века. В связи с проводившимся экспериментом на 4-ом энергоблоке АЭС произошла мощная техногенная катастрофа.
Кратко об эксперименте, начавшемся 25 апреля 1986 года. Суть его заключалась в следующем: экспериментально проверить возможность использования механической энергии выбега ротора турбогенератора (вращение по инерции) для выработки электроэнергии с целью поддержания работоспособности механизмов собственных нужд блока, в условиях полного обесточивания. В ходе эксперимента, были допущены ошибки в управлении процессами и нарушены многие правила безопасности. Программа испытаний не была должным образом продумана и содержала грубые просчёты. Раздел о мерах безопасности был составлен чисто формально, дополнительные меры безопасности предусмотрены не были, более того программой предписывалось отключение САОР (системы аварийного охлаждения реактора), что существенно снижало безопасность реактора на весь период испытаний (около 4 часов). Помимо этого в процессе проведения эксперимента были допущены отклонения от выполнения программы. Были отключены некоторые критически важные системы автоматической защиты реактора. Персонал не был должным образом подготовлен к проведению эксперимента и не подозревал о его возможных последствиях, так как не осознавал в полной мере того, что реактор типа РБМК-1000 (на тот период) обладает серией положительных эффектов реактивности, которые в отдельных случаях могут срабатывать одновременно, приводя к так называемому положительному останову, т.е. к взрыву, когда способность реактора к разгону намного превышает способность средств защиты к его глушению. Этот мгновенный мощностной эффект и сыграл свою роковую роль. В результате реактор вышел из под контроля, стал неуправляемым и пошел в "разгон". Последующие действия персонала смены, предпринимаемые для стабилизации обстановки и охлаждения активной зоны, не увенчались успехом. Судьба 4-го энергоблока была предрешена. Серия взрывов гремучей смеси (по разным свидетельствам от 2 и более) привели к полному разрушению реактора и здания четвёртого энергоблока. В результате аварии в окружающую среду была выброшена значительная часть ядерного топлива и радиоактивных продуктов деления урана. По некоторым оценкам около 50 тон ядерного топлива испарилось и было выброшено взрывом в атмосферу в виде мелкодисперсных частичек двуокиси урана, высокорадиоактивных радионуклидов Йода -131, Плутония – 239, Нептуния 139, Цезия -137, Стронция -90 и многих других радиоизотопов с различными периодами полураспада. Ещё около 70 тон топлива было выброшено с периферийных участков активной зоны реактора боковыми лучами взрыва в завал со строительными конструкциями, на крышу деаэраторной этажерки и машинного зала четвёртого энергоблока, а также на околостанционную территорию, оборудование, трансформаторы подстанции, шинопроводы, крышу центрального зала третьего блока, вентиляционную трубу АЭС. Также значительная часть ядерного топлива (около 50 тон) и около 800 тон реакторного графита остались в шахте реактора (всего загрузка графита для РБМК-1000 составляет 1700 тон), образовав воронку, напоминающею кратер вулкана. В последующие дни оставшийся в шахте реактора графит активно выгорал, дополнительно загрязняя атмосферу высокоактивными продуктами распада. Из жерла реактора поднимался столб продуктов горения высотой в несколько сотен метров, формируя мощный факел высокоактивных газоаэрозольных выбросов. Следует отметить, что активность выброшенного топлива достигала 15 – 20 тысяч рентген в час. Вокруг аварийного блока образовалось мощное радиационное поле близкое по мощности дозы излучения к значениям, обычно имеющим место, в эпицентре ядерного взрыва. По разным оценкам ученых выброс радионуклидов был равен четырем или более взрывам в Хиросиме.
В 1 час 30 минут на место катастрофы прибыли подразделения пожарных частей по охране АЭС, самой станции и г. Припяти, под командованием лейтенантов Виктора Кибенка (слева) и Владимира Правика. Пожарные расчёты первыми приняли на себя всю мощь радиоактивного излучения при тушении пожара на кровле машинного зала. Позднее по тревоге прибыли пожарные части из г. Чернобыля, Киева и других районов, командование которыми возглавил майор Леонид Телятников. К 5-ти часам утра пожар был локализован. Владимир Правик, Виктор Кибенок, начальник ВПЧ-2 майор Леонид Телятников, и их подчиненные (Титенок, Игнатенко, Тищура, Ващук) получили несовместимые с жизнью дозы облучения, медики самотвержено боролись за их жизни, но спасти их не удалось. Всем им присвоено звание Героя Советского Союза посмертно. Герои-пожарники похоронены на Митинском кладбище г. Москвы.
С разбушевавшейся ядерной стихией самотвержено боролся и персонал рабочей смены станции делая всё, что было в их силах. Среди них - Анатолий Андреевич Ситников, Александр Лелеченко, Давлетбаев, Акимов и Кершенбаум, Вершинин, Новик, Бражник, Перчук, Паламарчук, Горбаченко, Шашенок, Проскуряков, Кудрявцев, Валерий Ходемчук, НСРЦ В.И. Перевозченко, Анатолий Иванович Баранов, Лелеченко, Горбаченко, виброналадчик, харьковчанин Георгий Илларионович Попов и многие, многие другие, работавшие в ту роковую и героическую ночь и заплатившие жизнью. Не щадили себя и медики “cкорой помощи” припятской медсанчасти № 126, врач-педиатр Валентин Белоконь, Павел Тынянов, фельдшер Александр Скачок а так же и другие из числа медперсонала.
Тысячи людей со всех концов бывшего СССР были призваны и командированы для ликвидации последствий катастрофы. Работы по ликвидации аварии велись всеми доступными способами, в том числе и в ручную. Лопатами и подручной техникой снимали верхний слой грунта на территории АЭС, сбрасывали руками куски арматуры, графита с крыши машинного зала, смывали радиоактивную грязь тряпками внутри станции. В отдельных местах уровни радиации были таковыми, что применяемые радиоуправляемые механизмы, выполняющие работы по устранению завалов, не выдерживали высокого уровня радиации и выходили из строя. И только человеческие руки делали всё. Но платой была жизнь…
Правительство СССР в первые недели после аварии недооценивало или умалчивало реальную обстановку. Судите сами: 9 мая в Киеве, находящемся в 140 км от ЧАЭС, был проведен международный этап велогонки. Спортсмены не были предупреждены о радиоактивном загрязнении и интенсивно вдыхали радионуклиды.
Не все знают, что ликвидаторы предотвратили более мощную катастрофу на ЧАЭС. В связи с тем, что была поставлена задача, заглушить реактор и предотвратить выбросы радионуклидов из жерла разрушенного реактора, началась "бомбардировка" кратера с воздуха. В парашюты складывались мешки с песком, бурой, свинцом и другими материалами. Затем при помощи вертолетов все сбрасывалось в развал реактора. Создалась угроза, что несущие конструкции не выдержат этой многотонной нагрузки, и все рухнет в находящийся в под реакторной зоне бассейн (барбатер), предназначенный для приема через предохранительный клапан компенсатора объема смеси перегретой воды с паром в случае аварийного повышения давления в первом контуре реакторного блока, что как раз имело место во время развития аварии. После аварии из разрушенных трубопроводов охлаждения реактора хлынула вода: 500 тонн воды в час проходит через систему – почти вся эта вода собралась в бассейне - барбатёре, расположенном под реактором. Поврежденная взрывом и раскаленная до температуры в тысячи градусов, реакторная установка, как опасались специалисты, могла сорвать фундамент и уйти вниз. Тем более что на реактор уложили с вертолетов огромную по весу "подушку" из защитных материалов. Пар в этом случае грозил разнести все здание и выбросить, разметать вокруг радиоактивную "начинку" - топливо, которого в реакторе почти 200 тонн. Необходимо было срочно откачать воду из бассейна, а для этого нужно было прежде всего попасть в затопленное подземелье, выяснить обстановку на месте. Оказалось, что задвижки, регулирующие сток, покрыты полутораметровой толщей радиоактивной воды и добраться до них практически невозможно. Решили начать откачку воды пожарными насосами. Первыми заводить рукава в бассейн пошли пожарные В.Л.Бовт, И.П.Войцеховский, М.А.Дьяченко. Потом больше суток экипажи добровольцев, сменяя друг друга, откачивали из-под реактора зараженную воду. Когда уровень воды в бассейне упал настолько, что показались задвижки, открыв которые вода уйдет быстрее, снова в бассейн отправились трое. Баранов и старшие инженеры А. Ананенко и В. Беспалов облачённые в гидрокостюмы, вооружённые дозиметрами, они проходили по абсолютно темному, затопленному коридору. Им удалось открыть задвижки. Угроза нового катастрофического взрыва была ликвидирована. С "тыла" третьего блока АЭС был вырыт котлован. Осыпающуюся землю укрепили сваями - забили шпунты. Из Москвы приехали 150 бурильщиков, привезли три установки. Бурильщикам предстояло пройти под землей из котлована к реактору большое расстояние. Сложнейшая задача - горизонтальное бурение, было выполнено в кратчайшие сроки. В скважины загнали трубы и пустили по ним жидкий азот 25 тонн в сутки. Азот создает температуру -120..-130 C. Промороженная земля надежно защитила грунтовые воды от высокоактивных загрязнений.
С самого начала после аварии стало ясно, что для предотвращения разноса радиоактивных веществ из разрушенного реактора и уменьшения загрязнения окружающей среды высокоактивными продуктами деления необходимо соорудить укрытие над развалом 4-го блока. Проектирование такого сооружения было начато ленинградским ВНИПИЭТ уже в мае 1986 г. Через месяц для обсуждения на Аэрозольной комиссии Минсредмаша, которую возглавлял академик И.В. Петрянов, были предложены 18 эскизных проработок.
А уже в ноябре 1986 года, благодаря мужеству и самоотверженности ликвидаторов, строителей, инженерно-технических и научных работников над 4-ым энергоблоком был возведен объект "Укрытие", в народе названный "саркофагом". А 30 ноября 1986 г. Государственная комиссия, назначенная Советом Министров СССР, приняла на техническое обслуживание законсервированный после аварии 4-й энергоблок Чернобыльской АЭС. Всего за 7 месяцев было спроектировано и возведено уникальное инженерное сооружение - "Укрытие".
После чернобыльской катастрофы была проведена большая работа по оценке загрязнения территорий, подвергшихся воздействию радиации. Группой специалистов во главе с бывшим председателем Госкомгидромета СССР Ю. Израэлем был подготовлен Атлас радиационного загрязнения Европы в результате взрыва реактора на ЧАЭС. В странах Европы выполнено около 500 тыс. точечных измерений, кроме того, проводилась аэрогаммасъемка. Для обработки полученных данных использовались ЭВМ. Загрязнение, пришедшее из Чернобыля, от 1 кюри на квадратный километр составляет 1,7% территории Европы. На сводной карте выделено основное чернобыльское пятно, далее Гомельско-Могилевское, затем Плавско-Тульское в России. Наиболее пострадавшими оказались Брянская, Калужская, Орловская и Тульская области, где плотность загрязнения почвы йодом 131 колеблется от 0,1 до 100 Кu/км2 и более. Зарегистрировано пятно и в Ленинградской области (исходя из "чернобыльского" следа, можно предположить, что найденное пятно с повышенным радио фоном в районе г. Медвежьегорска в Карелии, того же происхождения). Загрязнение распространялось на запад - юго-запад, северо-запад, в скандинавские страны, потом на восток - очень большой, мощный след с обильными осадками. Потом тучи пошли на юг и юго-запад: Румыния, Болгария, запад: южная Германия, Италия, Австрия, альпийская часть Швейцарии. В атласе указывается, сколько цезия выпало в каждой стране и в целом по Европе. В Белоруссии - 33,5% от всего выброса, в России - 23,9%, на Украине - 20%, в Швеции - 4,4%, в Финляндии - 4,3%.
В результате аварии на Чернобыльской АЭС радиационному воздействию подверглось около 3 миллионов 200 тысяч человек. Почти 300 тысяч человек умерли от лучевой болезни. По словам министра по чрезвычайным ситуациям Сергея Шойгу, за прошедшие годы умерли более 55 тысяч ликвидаторов аварии, еще 150 тысяч остались инвалидами. Всего в ликвидации приняли участие 860 тысяч человек. Загрязнению подверглись 30 процентов территории России, 23 процента территории Белоруссии, 18 процентов - Украины, 4,8 процента - Финляндии, 2,4 процента - Австрии.

Для подготовки обзорного материала были использованы следующие источники:
A также другие источники из СМИ, Интернета и специальной технической литературы.

© Selinøth, 2003